Главная    |   Сми

МОИ СКАЗКИ В ГАЗЕТАХ

Мои сказки напечатаны уже во многих газетах. Книжек же мало, а газеты читают многие.

http://spb.mk.ru/article/2012/12/26/792254-obyiknovennoe-chudo.html  


Обыкновенное чудо

материал размещен 26 декабря 2012 в 13:31, просмотров: 41 

Новогодняя сказка для детей и взрослых

Эту новогоднюю сказку специально для «МК» в Питере» написала наша давняя знакомая — школьница Марианна Французова, выпустившая свой первый роман «Леди Мери Энн» в 12 лет. Сейчас на ее счету уже две книги, и много рассказов, основная мысль которых: люди, любите друг друга и не будьте одинокими!

санкт-петербург сказка марианна французова

Сказка о непарных носках

31 декабря. Мама, убегая в магазин, воскликнула:

— Носки забастовку, что ли, объявили/? Я всю коробку перевернула, и ни одного парного носка! — и, вздохнув, добавила: — Придется мне идти в разных носках, хорошо, не видно под джинсами. Маруся, оторвись от компьютера, будь другом, собери непарные носки в мешок. Говорят, итальянцы в Новый год старую мебель выбрасывают, а мы с тобой непарные носки выбросим.

Маруся пересчитала носки — в коробке их оказалось почти сто. Собачка Лизика, не веря своему счастью, активно растаскивала носки по квартире, усложняя пересчет. Маруся поняла одно: 50 пар — это 100 носков, но 100 носков — это еще не 50 пар, и поставила мешок с разными носками к выходу.

Новогодней ночью, когда за окном вальсировали снежинки, а елочка устала всем подмигивать, когда гости ушли, съев оливье и торт «Наполеон», Маруся пошла спать и ей приснился сон:

Вначале из-за занавески показались два глазика на рожках, и выползло существо похожее на улитку, оно поползло по комнате, и она узнала по расцветке свой когда-то очень любимый носок в бантиках. Появились другие носки, они передвигались пяточками вперед очень-очень быстро, а глазки на рожках любопытно шевелились. Вскоре они заполнили всю комнату, как осенние листья — ни один носок не повторял другого, ведь это были непарные носки. Они окружили ее кровать, и Маруся села, удивленно открыв рот.

— Что вам от меня надо ? — прошептала она.

Вперед выполз высокий теплый носок в оранжевую и черную полоску, который ей мама купила прошлой холодной зимой, и дерзко заговорил басом:

— Сегодня новогодняя ночь, и, мы, носки, можем ожить и сказать все, что думаем. Вы, люди, считаете, что мы — носки — одинаковые. Как вы ошибаетесь — мы разные! Мы наделены разным интеллектом — шерстяным, хлопковым или синтетическим. Мы — разные, как люди — кто-то в «Поле чудес» легкое слово отгадать не может, а кто-то в «Клубе знатоков» все отгадывает.

Раньше нас у вас было мало, и вы нас ценили, не выбрасывали — стирали руками, вешали на батарею или на веревку, прикрепляя бережно прищепкой, чтобы, не дай бог, нас не унес ветер. Когда появлялись дырка на пятке — нас штопали с любовью, а сейчас вы покупаете нас много и совсем не цените и стираете вместе с другой одеждой. А ведь у нас самая сложная работа — у носков, мы весь день на ногах! Шапка — на голове катается, рубашка на теле сидит, брюки на ремне висят, и только мы — настоящие труженики. Разве можно нас стирать вместе со всеми этими лентяями?

И сколько нас становится непарными после стирки в стиральной машине — не сосчитать. Пылесосы-дурманы нас засасывают, игрушечные машины нас переезжают, собаки нас грызут — мы гибнем каждый день. Мы в почете только у холостяков — то на мониторе висим, то на зеркале, чтобы утром не было проблем нас найти.

Новый год и Рождество — страшное для нас испытание, мы ненавидим запах шоколада, но в нас набивают конфеты в разных странах.

Вместе, в паре, мы бываем совсем мало — только ночью, если судьба нас не раскидает или не закружит центрифуга жизни в смертельном танце. А так хочется иметь свою вторую половину, чтобы шептать на ушко: «Я люблю тебя!» и слышать в ответ: «Я жить без тебя не могу!»

Люди! Ищите, не выбрасывайте нас. Соединяйте нас с нашими половинками. Нас по всему миру — миллиарды потерявших себя, никому не нужных, забытых.

Проснулась Маруся новогодним утром и принесла обратно домой целый мешок непарных носков, которые мама перед Новым годом за порог выставила!

материал: МК в Санкт-Петербурге
теги: санкт-петербургсказкамарианна французова

Как Дед Мороз человечество спас

Московский Комсомолец № 25837 от 5 января 2012 г., просмотров: 3839

Новогодняя сказка


В некотором царстве, в некотором государстве жила необыкновенная царская семья. Царская не потому что богатая, а потому что все у них было хорошо — и любовь, и с голоду не умирали, не болели — чем жизнь-то не царская/? А необыкновенная, потому что думали не как богаче стать, а как друг другу радость принести.

И было у них две доченьки: одна — Маруся с длинными золотыми локонами до плеч, как у матери, вторая — Аннушка, темноволосенькая, в отца, недавно родилась. Жили они душа в душу и считали себя очень счастливыми. И вдруг в гости к ним приехал Чернобог — друг царя по институту. Мать с дочерью и отец обрадовались, повели за стол угощать, да почудилось Марусе, что у гостя за столом, когда тот медовые слова говорил, вытянулись пальцы да скрючились, как когти нечеловеческие, но только на мгновение. И матери она рассказала, но та ответила: «Это же лучший папин друг!» А после угощения гость сказал: «Вы неправильно живете — и дворец у вас маленький, и карета старая, и платье у царицы немодное совсем».

Удивились тут они, задумались — и вправду неправильно живут: карета старая, платье немодное, дворец невысокий. И уехал царь далеко-далеко деньги зарабатывать, чтобы карету новую купить да платье новое царице. А пока он деньги зарабатывал, Чернобог подарки царице делал и платья ей новые покупал. А дочку Марусю за границу он отправил учиться, потому как что еще с подростками делать?

Приехал царь домой — а его жена по балам в новых платьях ездит, дочка Маруся за границей учится, Аннушка его не узнала, няньками балованная. Никто не ждет, он и умер с горя.

А дочка на волшебницу выучилась, всех людей насквозь видела. Вернулась она на Родину и видит, что люди все несчастные вокруг — всех одурманил уже Чернобог, все страдают, что у них кареты старые, да дворцы невысокие, да наряды немодные. Да если раньше главный бог был Солнце, то сейчас боги новые стали рождаться — каждый у своей семьи. А Чернобог своего сына Змея в страну привез, и Змей таскал сокровища из пещер, и люди стали не знать, куда богатства складывать. А дружат с ним люди торговые, да только если чем не угодишь — разоряет да убивает. А в каждом сокровище был вирус оборотня, который внедрялся в человека, начинал расти и съедал изнутри хозяина. Смотришь — снаружи вроде человек, а внутри ничего человеческого, душевного уже нет давно — грязь болотная одна.

В подземелье много несметных богатств, а людям все мало и мало. И стали люди злыми, потому что всегда у кого-то дворец выше да карета просторнее. И такие люди все злые стали, что настала во всем мире тьма, и только огонь помогал им. Моря, озера и реки в мутные грязные лужи превратились, потому что люди природу не берегли, и время года стало одно, непонятное, — серо и грязно. Ни зимы, ни весны, ни лета — поздняя осень какая-то.

Люди потеряли веру в добро и справедливость, а дети перестали верить в Деда Мороза, потому что с рождения они все дни проводили в комнате, в которой во всю стену экраны телевизоров. Родителей же дома никогда нет — деньги зарабатывают. И смотрели дети передачи в основном гадкие и мерзкие и рано узнавали то, что знать им совсем не надо. «Дети должны знать всю правду о жизни, — говорили взрослые, — и чем раньше, тем лучше». И поэтому маленькие дети глаза старичков имели — невеселые совсем. И радоваться они всему разучились, потому что разочаровались во всем: и в любви, и в дружбе — уже в десять лет! Зло мир победило.

Думала Маруся, думала, как маму и всех людей спасти от дурмана Чернобога. А у нее была собачка необыкновенная, Лизикой звать. Хвостика, который выражает собачье настроение, у нее от рождения не было, и все у нее на мордочке было написано, как на лице ребенка. Маруська на ней летала — пылью золотой волшебной посыпала, и Лизика взмывала в воздух. Фонарик во рту собачка держала, и видно было в темноте, куда лететь. Думала Маруся, думала, как всех спасти, да никак придумать не могла.

Сестренка Аннушка, пока Маруся училась, уже подросла — никогда не сидевшая на отцовских коленях, неухоженная и нелюбимая. Матери некогда было ее нянчить — она наряды каждый день покупала да по балам ездила.

Только слышала она от матери: «уйди» да «отстань». Правда, та игрушки дочке каждый день покупала — самые дорогие, которые Аннушка сразу же ломала и плакала потом горько-горько. А няньки ей слезы вытирали и баловали, чтобы им царица сокровищ еще подарила, а Аннушку они не любили и за глаза стервочкой называли. Но царица им верила, даже когда ей кто-нибудь правду говорил про нянек, потому что при ней они ласковые были и добрые, да льстили ей безмерно, а как только она за порог, так ласковые маски с них слетали, и видно было, что они злые и завистливые.

Как-то наряжалась царица на бал, а Аннушка приставать стала: «Возьми меня, мам, с собой», — да кольцо ее дорогое уронила, и укатилось оно далеко. Мать возьми и скажи: «Что ж за наказание? Чтоб тебе пусто было». Да вдруг девочка и пропала, как будто и не было.

Так Зло устроено, что ничего родить хорошего не может, поэтому только и ждет, чтобы поживиться. Вот услышало Зло материнское злое слово и забрало оно девочку к себе. Только сейчас мать поняла, что была не права. По балам ездить перестала и нянек всех выгнала. «Сестренку спасать надо», — решила Маруся и пошла на болото, где Зло жило.

Оно, это болото, было огромное, как Африка. А дело было в декабре, но уже много лет не было снега на Земле, потому оно было темное. Шагнула в болото Маруся — под ногами зачавкала болотная жижа, чей-то хохот эхом доносился вдалеке. Жутко! Поцеловала она собачку в носик влажный, шепнула ей в ушко «я люблю тебя!», обсыпала собачку золотой пылью, ухватилась покрепче за ошейник двумя руками — и полетели они над болотом.

Слышит вдруг Маруся, что внизу кто-то плачет, спустилась и увидела большого человека, связанного по рукам и ногам. Развязала его, а это — Дед Мороз. Узнала сразу, потому что, когда она была маленькой, в него еще верили — дети телевизор не смотрели целыми днями. Говорит он ей:

— Много лет назад Зло закинуло меня в болото, и если меня чистая душа спасет, то смогу я снова могущественным стать. Но чистая ли ты душа? Придется это проверить. Я могу исполнить одно твое заветное желание.

— Я хочу сестренку найти, хочу, чтобы папа ожил, и чтобы Зла на свете не было больше.

— Но желание же только одно, — ответил Дед Мороз, — ты должна его искренне выбрать, от всего сердца.

А как выбрать-то? Если и папу вернуть хочется, и сестренку найти, и мир спасти от Зла...

Долго она думала, сомневалась, но в конце концов ответила — тихо, шепотом:

— Сестренку спасти.

— Спасибо. Если бы ты сказала, что все человечество хочешь спасти, я бы не поверил, и скажу тебе, что выполню одно желание — заморожу я Зло и оборотней, которые в людях живут, но тогда и сестренка сразу вернется, и все люди, которые ото Зла погибли, оживут. Это злые, завистливые мысли людей Зло кормят, и они в болоте хранятся.

Заморозил он Зло — болото мыслей, что накопились за всю историю человечества, и вместо болота стала чистая вода — чистые мысли. Появилось новое красивое море. Оно голубым льдом покрылось, и добрые люди заскользили по нему на коньках под музыку Моцарта.

И снова стало на земле четыре времени года — суровая белая зима, чтобы люди тепло ценили, ароматная весна, чтобы люди свежестью любовались, знойное лето, чтобы люди прохладе радовались, да серая осень, чтобы люди не забывали про то, что может быть с миром, если они снова злыми станут.

Змей, сын Чернобога, только один выжил из всех злых существ, потому что летал где-то, когда все плохое замерзло. Вернулся, а люди под прекрасную музыку танцуют, заплакал он и стал драконом, который катал детей на своей спине. Дракошей стали звать его дети. И вскоре он добрым стал от детской любви.

И стали все люди жить-поживать и добра наживать, но теперь только в меру, конечно. А царь ожил, как и все люди, которые из-за зла погибли. И обнял он жену свою непутевую и доченек ненаглядных — обнялись они, заплакали и больше никогда не расставались, даже когда денег совсем не было, а телевизор выбросили.

Когда Бог хочет проверить человека — он отнимает у него все, а когда Дьявол проверяет человека — он дает ему все.